О человеческой доброте - Сайт Марины Великоречиной

Перейти к контенту

О человеческой доброте

Почему-то захотелось окунуться в прошлое. Хороших и добрых людей, как известно, бывает больше чем плохих. Не всегда, правда, мы помним о них. Но некоторое люди не забываются всю жизнь. Как, например, Турсунбай Абдукаримович из Казахстана.
Давно это было, почти 30 лет прошло. И страна наша называлась еще Советским Союзом, и Республики были братскими. Подруга моя, влюбленная в то время в только что отслужившего солдатика, очень соскучившись по нему ,собралась ехать к любимому в Казахстан. Одной страшно, начала агитировать меня. И хотя я была уже в отпуске, отпускных денег еще не получила. Подруга же настаивала на поездке, уверяя, что нам вполне хватит ее денег, а мои, пригодятся по приезду. В моем кармане было всего 10 руб., но и это сумма по тем временам немаленькая, неделю можно было прожить, не бедствуя, и мы отправились в дальний путь.
Промучившись, более двух суток, в душном и грязном вагоне , наконец-то добрались до маленькой станции, где нас должны были встречать. Почему так произошло, я сейчас не помню, но получилось так, что вышли мы совсем не там, где нас встречали. И пришлось добираться до городка на такси. Такси по тем временам было роскошью, и ушли у нас на эту роскошь почти все наши отпускные.
Встреча, в конце концов, состоялась. Подруга, конечно, была рада до небес, а вот мне было совсем невесело, скорее скучно. Единственным приятным развлечением было забраться на гору и в полном одиночестве наслаждаться открывшейся красотой.
Прожив так три дня, я поняла, что красоты мне уже как-то поднадоели. Тут, кстати, и вспомнилось, что моя однокурсница Рита, с которой мы не виделись почти два года, живет сейчас где-то в Казахстане. В записной книжке нашелся ее адрес, и я недолго думая, решила отправиться на ее поиски.
Путь предстоял неблизкий, Рита работала в воинской части почти на границе с Китаем. Меня проводили до Джамбула, а дальше я должна была ехать на автобусе до Алма-Аты. Это примерно часов 15. Оказавшись уже вечером в автобусе, я почувствовала себя неуютно и одиноко. Кругом чужая речь, все незнакомо и непонятно, да и уверенности в том, что Рита по-прежнему в Казахстане как-то поубавилось. А к ночи вообще разволновалась, почувствовав со стороны водителя какое-то особое внимание. Он настоял на том, чтобы я села на переднее сиденье. Расценив это внимание не в свою пользу, я решила на ближайшей остановке Фрунзе (в ту пору столица Киргизии) выйти, а там как Бог даст. Но когда прошлась по ночному автовокзалу поняла, что в автобусе намного безопаснее.
Вернувшись в салон, я как-то незаметно задремала. Проснулась оттого, что кто-то меня трясет за плечо. Оказалось, водитель, которого я опасалась, поменявшись местами с напарником, сидит рядом. Окончательно проснувшись, я поняла, что он пытается мне показать вид за окном. А там действительно было настолько красиво, что страх сам по себе начал исчезать и мой новый знакомый, как потом выяснилось, звали его Турсунбай Абдукаримович, просто очень хотел, чтобы я все это увидела. По моему поведению он сразу понял, что я из России и впервые в этих краях. Разговорившись, и выяснив для себе, причины моей поездки, он предложил мне после прибытия дождаться его и уже вместе идти на автовокзал.
Согласиться то я, конечно, согласилась, но делать этого совсем не собиралась. Как только остановился автобус, я сразу выскочила из него и отправилась на вокзал изучать дальнейший путь своего передвижения. Каково же было мое удивление, когда я поняла что на ближайшие три дня билетов до того места куда я еду, нет?
И снова чувство страха и одиночества овладели мной. Народу на вокзале было не протолкнуться, я нашла какой-то уголок, села прямо на пол и собралась пустить слезу. И в этот момент меня кто-то вдруг взял за руку – поднимаю глаза и вижу перед собой своего знакомого. Ничего не говоря, он ведет меня к служебному ходу в кассы, берет билет на ближайший автобус, мы завтракаем в кафе.
По приезду автобуса Турсунбай договаривается о чем –то с водителем, вследствие чего, у меня снова переднее место и фактически личный экскурсовод, но главное, в случае, если я не найду свою подругу в военной части, этот же автобус забирает меня на обратном пути, и в Алма-Ате я пересаживаюсь в уже знакомый мне автобус к Турсунбаю и благополучно возвращаюсь к месту своего изначального пребывания. О деньгах речи вообще не идет, хотя я при каждой возможности пытаюсь расплатиться своей неразменной 10 рублевой купюрой.
Я продолжаю свое путешествие уже в приподнятом настроении, но по-прежнему, испытывая некоторое недоверие к сложившейся ситуации.
Наконец тот самый приграничный городок. Водитель договаривается с одним из солдатиков, чтобы тот накормил и проводил меня до места. Мы приходим в столовую, пока я устраиваюсь за столиком, мой спутник отправляется за обедом. Как только я оказываюсь не в поле зрения солдата, тут же хватаю свою сумку и бегу, куда глаза глядят. Очередной раз, ускользнув от проявления человеческой доброты, я вскоре понимаю, как здорово влипла. По тому адресу, который был у меня, подруга больше не проживает, и никто не знает, где она сейчас находится. Про то, каким было мое настроение писать совершенно излишне. Немного успокоившись, я приняла запасной вариант и решила ждать возвращения автобуса. И фактически в тот же миг я увидела, как навстречу мне идет группа девушек и среди них моя Рита. Миг встречи был, конечно, впечатляющим. Если для меня это был один из счастливейших моментов в жизни, то подруга еще долго потом вспоминала, как она впервые поняла что такое галлюцинации. Ей понадобилось время, чтобы осознать, кто с такой радостью бросается ей навстречу.
Прожила я у Риты с неделю, потом приехала та самая Наталья, благодаря которой я оказалась в Казахстане, еще какое-то время жили втроем, в общем, здесь ничего необычного нет. Деньги на обратную дорогу у нас к тому времени уже были, и мы собрались уезжать.
Перед отъездом девушки меня уговорили позвонить Турсунбаю Абдукаримовичу (свой телефон он все-таки заставил меня взять). И снова этот добрейший и замечательный человек все взял в свои руки. В Алма-Ате он встретил нас, купил билеты на обратный путь (а это в то время было почти невозможно), договорился, что нам выделят автобус для ночлега. И уехал…
Я же очень благодарна жизни, что она мне устроила такое путешествие. И фразу, которую мне Турсунбай Абдукаримович сказал на прощание, тоже помню – «Доверяй людям, девочка, они помогут».


Назад к содержимому