Всерьез и надолго - Сайт Марины Великоречиной

Перейти к контенту

Всерьез и надолго

Новый год. Как я любила этот праздник! Он должен быть особенным. Каким именно особенном, не важно. Важно, что он особенный и я должна чувствовать, что у меня праздник. А праздник, это в первую очередь – хорошая компания, а хорошей компания может быть лишь в том случае, если состоит из близких и понимающих людей. В компанию такую и хотелось. Тем более она была. И ехать недолго, на автобусе минут 40. Правда, на руках годовалый ребенок, да и с собой, конечно, надо бы взять что-нибудь к столу.
Но это все мелочи. Главное Новый год, праздник.! Муж возвращается из командировки через неделю. Жалко, что не успевает. Ничего не попишешь, придется отмечать без него.
Начинаю собираться, соседка достала где-то бутылку водки. Конечно, надо бы шампанского, но сухой закон, и любая бутылка спиртного на вес золота. В самый разгар сборов, появляется свекровь. По моим расчетам рабочий день еще не должен был закончиться. Как-то она была суховата со мной в последнее время. Может поэтому и хотелось поменять обстановку. Но вот она, свекровь здесь - и началось. Я оказалась совсем не такой, какой думала о себе. Грешным делом я полагала, что из меня получилась неплохая жена, мать, ну и сноха заодно. Насчет первого и второго еще можно было сомневаться, а вот уж по поводу снохи все прояснилось сразу. Много неласковых эпитетов было высказано в мой адрес. Прослушала, запомнила, забрала сына и уехала. Всерьез и надолго. Вернулась в свою комнату в общежитии и начала обустраиваться. Свекровь приехала на следующий день, для нее ничего особенного не произошло, так, выпустила лишнюю энергию. Я все видела по-другому. То, что уже не вернусь, знала наверняка. И знала, что никакие уговоры мужа не помогут. Слава Богу, муж все понял, на меня не давил и через полгода мы все собрались ехать на Север. Состав нашей семьи к тому времени шел на расширение. В перспективе планировался еще один малыш.
Разговор о Севере особая история. Запомнились пожары. И почему я ничего не слышала о них раньше. Хотя если уж суждено мне было быть декабристкой, так никуда бы я от этого не делась. Мы поселились в двухкомнатной квартире, где кроме нас, жила еще одна семья. В комнате ничего не было, кроме матрасов. Интересная штука начинать все с нуля. Появились первые кастрюльки, ложечки, вилочки, чашечки, стаканчики. Пришла вставать на учет в консультацию, поразила весь медперсонал. Выяснилось, что все едут рожать на землю (так там говорили), а чтобы наоборот, такого еще не было. И насчет пожаров. В первую же неделю нашего пребывания сгорел 16-квартирный дом напротив. Сразу скажу, пострадавших не было. Потом мы к этим пожарам привыкли. Главное, чтобы документы и деньги были под руками. Ну и для малышей одежонка всегда была под боком. Дома были сделаны из какого-то материала, что легко загорались. Ничего лишнего из мебели не заводилось. Страха почему-то не помню. Как-то потеряла Антошку, нашла потом на пожарище с таким же малышом, хорошо обжечься не успели.
Рожать меня отправили в Ноябрьск за 250 км от того места где жили. Там я и поняла, что анекдоты из жизни рождаются. Поступила местная жительница из тундры. Ее спрашивают, вы давно мылись. Она отвечает: - Нет недавно совсем, месяц только прошел». Все-равно, потом сбежала. За ней на оленей упряжке приехали, и она через окно вылезла.
Андрюшка родился богатырем, четыре с лишним килограмма. Странная ситуация произошла с ним в роддоме. На утро, после родов принесли кормить детей. Я особенно не рассчитывала на то, что принесут и мне, т.к. Антошку не видела после родов почти сутки. Но почему-то очень сжалось сердце, когда принесли кормить одной из соседок малыша. После того, как разнесли всех младенцев, выяснилось, что осталась девочка, которая и оказалась дочкой моей соседки. А мой Андрюшка в это время с удовольствием сосал грудь чужой женщины, у которой почему-то это не вызывало никакого удивления. Свою кроху перед этим она неоднократно уже кормила и тем не менее не поняла, что принесли не ее ребенка. Эту ситуацию я запомнила на всю жизнь и до сих пор задаю себе вопрос – почему мой ребенок первый глоток молока получил не от меня? Он, кстати до сих пор не признает молочные продукты.
Как-то мы собрались в отпуск. Была середина зимы. Морозы стояли градусов под 50 и ниже. Билеты на самолет были куплены еще за месяц до отъезда. Пришли на автостанцию. Все автобусные рейсы отменили из-за морозов. Народу на вокзале куча. Я с малышами осталась, а муж ушел искать машину. Через какое-то время заходит на автовокзал мужчина и говорит, что у него есть места может взять до Ноябрьска. Все кинулись к нему. Ну и я, конечно, со своими карапузами. Он осмотрел всех и выбрал меня. Поехали искать мужа. Нашли, забрали с собой, и в путь. А путь, ой какой не близкий. Больше 200 км. И ни одной машины навстречу. Сейчас думаю, как же мы отважились. Случись что с машиной, замерзли бы все, это точно. Хотя даже думать об этом не надо. Волосок с головы человека не падает, если на то нет воли Божьей. А уже такие вещи… Слава Богу, добрались, на самолет успели.
Север оставил у меня только самые добрые воспоминания. Там семья наша сформировалась. Научились доверять друг другу. Почувствовали важность нашего союза. Хотя сложностей было много - пожары, болезни. Да и душа рвалась к родным местам.
В Кирове началась другая жизнь. Здесь родственники, друзья, работа. Жизнь забила ключом. Дом купили за городом, чтобы было где проводить лето. Осваивать садово-огородные работы пришлось. Муж увлекся цветами. Я больше с детьми изучала окрестности. Много гуляли, купались. Всегда кто-то гостил. Почему-то боялась оставаться в доме одна. Если приходилось ночевать без мужа, спать не могла совсем. Постоянно чувствовала присутствие каких-то потусторонних сил. Болели все часто. С одной стороны природа, которая лечит, с другой стороны дом, в котором не чувствуешь себя безопасной. Сейчас мне легче во всем этом разобраться. Чужие энергии я ощущала всегда, а в доме их было слишком много. Первое время, соседи пытались с нами завести знакомство поближе. У них с прежними хозяевами все было запросто. Особенно, если выпить, закусить… . С нами не сложилось. Не подружились мы, скорее наоборот. Когда за соседским забором начинали выяснять отношения, а это было регулярно, с большим набором нелитературных выражений, а зачастую и режущие предметы пускались в ход – я замирала, страх полностью сковывал меня. А ведь были случаи, когда недвусмысленно мне заявлялось, что пострадать могут и дети. Как-то с домом и с соседями у нас было не все просто. Хотя, по большей степени, это были мои беспокойства. Ни ребята, ни муж, этих страхов не ощущали. Не знаю, нужен ли был мне этот дом. Наверное, в те 90-е годы нужен, все-таки какие-то продукты у нас были свои. Ребята глотнули деревенской жизни. Но для себя я поняла, что совсем не получаю удовольствия работая на земле. И сейчас, когда мы уже расстались с этим домом, я нисколько не жалею, что не имею возможности садить, копать, поливать. Мой интерес в этой жизни совсем в другом.
Ну вот я и приступаю к тому, для чего собственно и пишу все это. Мое избавление от страхов. Самых разных, неважно каких
Я уже писала о том, что проблемы со здоровьем здорово досаждали нашей семье. Болели все и болезни заключались не в чихе и насморке. С детьми не раз и не два я лежала в больницах, для себя держала халат и тапочки наготове, потому что и сама неоднократно попадала на больничную койку. Ну, а о муже отдельный разговор. У него все было горазда серьезней. В какой-то момент я почувствовала все, не хочу больше так жить. Не хочу ходить с полной косметичкой таблеток на все случаи жизни. Сейчас вспоминаю, что все-таки заставило меня почувствовать это НЕ ХОЧУ. Я уже неоднократно читала о том, что когда подходишь к какой-то определенной точки обязательно надо делать выбор. Или ты меняешь свою жизнь или принимаешь ее такой, какой видишь ее сегодня. На тот момент я видела свою жизнь блеклой, бесцветной и с беспросветным будущим. Дети закончили школу, уехали учиться в большой город, муж с четкой перспективой выхода на пенсию по инвалидности, ну и сама я в состоянии неуверенности и беспокойства. Решила начать с себя. Для начала выбросила все таблетки из косметички и решила больше не обращаться в медицинские учреждения. Начала изучать литературу духовного содержания, делать определенную гимнастику. Оказалось все очень просто. Когда приняла решение, информация так и посыпалась на меня. Мне стало интересно жить. Вместе с мужем начали заниматься аретотерапией ( это целый комплекс, который включал в себя различные молитвы, покаяние, медитации и т.д.). Получили эту информацию от человека, который будучи военным врачом, стал заниматься информационной медициной. Изменения стали наяву. Мир начал видеться по-другому.
Как-то в наш город привезли икону Серафима Саровского из Дивеева. Выстояв огромную очередь, я подошла к иконе, чтобы попросить здоровья для себя и своих близких. Каково же было мое удивление, когда уже приложившись к иконе я услышала внутри себя слова молитвы «Господи, укрепи дух мой». Про дух – то я тогда совсем и не думала. Так и ушла озадаченная. А духу-то моему, ой как надо было укрепиться. Впереди было сильно подкосившееся здоровье у мужа, выход его на инвалидность, жизнь его в четырех стенах, проблемы у детей.
И снова Серафим Саровской. Прошло совсем немного времени, и я собралась в паломническую поездку в Дивеево. Сейчас –то я понимаю, что в такие поездки так просто не ездят, не забыл меня батюшка Серафим. Начало было жутким. Минут через тридцать, как мы отъехали меня начало рвать. Казалось желудок уже давно пустой, а рвота не прекращалась. Становилось все хуже. С трудом я встала со своего сиденья, прошла в начало салона, где сидел, сопровождающий нас священник. Выслушав меня, он ни чуточку не удивился - сказал, что идет чистка организма, для таких поездок, это нормально. Дал мне святой воды попить и я вернулась обратно. Не помню, сколько еще продолжалось мое мучение, но в тот момент, когда я взмолилась, что не могу больше терпеть, все куда-то исчезло. Открыла глаза я, когда мы подъезжали к Арзамасу. Чувствовала себя прекрасно, если бы не мои скопившиеся пакеты, ничего б не напоминало о моих ночных мучениях. А дальше все было как в сказке. Чудесный солнечный день (а дело было в апреле). Дивеево, в которое я влюбилась с первого раза. Послушание в виде чистки картошки с молитвами, которые я тогда не знала. Канавка, где нужно было прочесть 150 раз молитву Богородице, и которую я тоже никак не могла запомнить наизусть. Ночная исповедь прямо на улице и почти до утра. Запомнилось только состояние глубокой душевной радости. Не зря из меня столько вычищали, иначе вряд ли я бы почувствовала все это.
На следующий день мы были в Макарье (старинное село в Нижегородской области). Прямо за монастырскими стенами красавица Волга. Вид потрясающий. Там мне довелось увидеть монашеский постриг . Говорят на таких таинствах бывают только избранные. Видимо такими мы и оказались. Наверное, об этом не стоит писать подробно. Скажу лишь, что действо это нас заворожило и заставило задуматься о той силе духа, которая должна быть у тех, кто стережет наши духовные границы. Захотелось и самим как-то проявить себя, почувствовать свое божественное предназначение. На следующий день мы его хорошо почувствовали. Для монастыря нужно было освободить от всякого хлама здание под гостиницу. Здание было 2-х этажное и мусором забито основательно. При первом знакомстве, казалось, одной неделей не обойтись. Было нас человек 25-30. Монахини рассчитывали, что мы лишь положим начало. Но к 14 часам все было вычищено и весь мусор вывезен. Как мы это сделали до сих пор не понятно. То, что было легко и все складывалось сразу, это однозначно. И еще состояние одного порыва, как будто сила удесятерилась у каждого и всех вместе. Когда все сделали, казалось, что сил еще немерено. Желающие пошли трудиться дальше. У меня в этот день было день рождения. Прошли годы, а я до сих пор считаю, тот день – лучшим днем рождения в моей жизни. Такого состояния силы и радости одновременно я больше не испытывала. Хотя на будущее не зарекаюсь.
Была еще одна поездка к батюшке Серафиму. Но о ней я напишу позднее.
Интересное было тогда время. Так получилось, что отправилась путешествовать по дороге к себе я не одна. Нас была целая группа. Причем все давно знакомы между собой, практически друзья. Собирались, делились прочитанным, наработками. А главное разбирали самые разные жизненные ситуации. Пытались докопаться до истины. Не раз пришлось заглядывать в прошлые жизни. Помогало здорово. Все вставало на свои места и ситуации сами собою разрешались. Стали ближе друг другу, понятнее. С мужем, несмотря на то, что здоровье на физическом плане лучше не становилось, отношения стали более искренними. Его дух за это время здорово укрепился. Как-то зашла к нам очень верующая женщина и хотя мы были знакомы давно, увидев Сергея, поклонилась ему в пояс. Потом объяснила, что увидела в нем какую-то необыкновенную силу. Я тоже менялась. Внутри шла постоянная работа. Начала понимать, насколько мир повернут ко мне, а я совсем не замечала этого. Увидела все ситуации, происходившие со мной в другом ключе. Из маленькой недовольной собой и жизнью девочки я начала превращаться в свободную и счастливую женщину. Вокруг меня стали появляться люди, которым, оказывается нужна была моя помощь. А мне были нужны эти люди для того, чтобы еще в чем-то с собой разобраться.
Побывали в местах, связанных с нашими вятскими святыми. Почувствовали их, ощутили поддержку. Особенно как-то проник в меня Михаил Тихоницкий. Может быть потому что отца моего так звали, а может еще почему… Но ведь не зря впоследствии меня жизнь так связала с местечком по имени Ошеть, где и родился этот святой. Стала задумываться о своих корнях, о предках, о тех что ушли. О том насколько они нам нужны и насколько нужны им мы. Близко все, рядом. Мы молимся о них, они молятся о нас. Очень полюбила свою святую, именем которой я названа – Марина. Я всегда любила свое имя, а когда узнала о святой, тем более поняла, что мое имя для меня. Спасибо родителям.
Второй раз к Серафиму Саровскому собрались вместе с мужем. Ходил он тогда уже с трудом. Чудеса начались еще до отъезда. Пришли подряд два перевода, общей суммой на 2 тыс. руб. Этого вполне хватало нам на поездку. Откуда пришли непонятно. Сначала мы так и решили, что это нам на поездку. Потом все-таки эти деньги прибрали подальше, но с собой взяли. От Нижнего Новгорода и до Дивеева ехали в абсолютно пустом автобусе. Где-то на полустанках входили один-два человека, но выехали и приехали в Дивеево мы вдвоем. Водитель всю дорогу удивлялся, такого раньше не бывало. Зато мы чувствовали себя очень свободно. В Дивеево приехали уже вечером. Еще в автобусе я начала тихонечко волноваться. Где остановимся, как дойдем? Но внутри меня все быстро успокоилось. Так и чувствовала, как батюшка Серафим говорит – моими гостями будете. И правда, все время, что были в Дивеево, чувствовали себя желанными гостями. Прямо у автобуса встретила нас пожилая женщина, пригласила пойти жить к ней. По дороге выяснилось, что зовут ее также как маму моего мужа и сын у нее тоже Сергей. А в квартиру пришли, увидели те же вещи, что и у нас в доме стояли. Сомнений не было, что нас ждали. Женщина это была на послушании в храме. Все нам рассказала, что, куда и зачем, показала, куда ключ под ковриком класть. Устроились более чем хорошо. Утром шли на службу, для Сергея всегда находилось свободное место присесть, а меня, как правило, забирали на послушание. После обеда я вела Сергея отдыхать, а сама шла снова в храмы, на канавку, на послушание. Чудеса случались ежедневно. Однажды поздно вечером я прибиралась в храме (очередное послушание), там, где любимая икона Божьей матери батюшки Серафима была. Днем мне не удавалось к ней подойти - всегда очередь. А тут я сама себе хозяйка, сколько хочу, могу стоять перед иконой и молиться и просто молчать. Не знаю, сколько времени я там находилась. Но хватило и прибраться и душу свою усладить. На выходе из храма кто-то меня окликнул. Я удивилась. Время было позднее, в храме полумрак, никого не было видно. Оказывается на скамье у выхода сидела монахиня, и все это время за мной наблюдала. Я присела, мы с ней разговорились. Она подарила мне голубой камушек и сказала, что Божья матерь всегда будет помогать мне через этот камушек, научила какие молитвы надо читать при этом.
И главный, наверное, момент нашей поездки. Пришли мы после очередной службы, хозяйки дома не было. Через какое-то время заходит женщина. По виду манахиня. Как потом выяснилось, монахиня в миру, знакомая нашей хозяйки. Пришла к хозяйки, но как-то затянуло ее, мы с ней долго разговаривали и в какой-то момент она рассказала, что собирается делать операцию на глаза. Операция платная, денег еще не собрала. И тут мы переглядываемся с мужем и понимаем, что те деньги, которые пришли к нам накануне поездки вовсе не наши, мы лишь посредники и передать их должны нашей собеседнице. Так и сделали. А она и не удивилась совсем. Помолилась Божьей матери, поблагодарила ее и сказала, что так вот всегда и происходит. Если есть необходимость в чем-то, приходит помощь через разных людей.
Много было приятных и радостных моментов. Хозяйка учила меня петь акафисты, познакомились с удивительным человеком, который в определенной ситуации очень помог Сергею. И отъезд наш был устроен таким образом, чтобы мы смогли как можно дольше сохранить силу благодати, которую оба хорошо почувствовали в этом чудном месте. Я и раньше любила обращаться к батюшке Серафиму, а после этой поездки он стал для меня и ближе и родней.
Были и еще разные поездки, к Матроне Московской, к Ксении Петербургской. Всегда с пользой и для души и для тела. Всегда чувствую огромную благодарность ко всем нашим православным святым.
Однажды меня попросил сводить в храм зять. Человек он был сильно пьющий, сестра моя с ним к тому времени уже не жила. У него по маме был памятный день, и что-то заставило его обратиться ко мне. Пришли. Купил свечку. Поставил на поминальный столик. Повела его в другой предел, показываю икону «Неупиваемая чаша», говорю о ней. Смотрю, а глаза у моего зятя становятся страшными, чужими и в тот же миг он показывает кукиш прямо на икону Божьей матери. Как-то сумела развернуть его. Он успокоился, а когда вышли из храма с удивлением сказал – а я ведь кукиш показал. Что это со мной было? Это я к тому, какая же сила бывает у икон, если они вытаскивают из нас такие вот до поры до времени скрывающиеся в глубинах нашего сознания сущности.
У этой истории есть свое продолжение. Прошел год и мой зять потерял обе ноги. К тому времени он вел такой образ жизни, что вряд ли что-то иное могло изменить его. Сейчас он не пьет. Не потому что нет возможности, а действительно не хочет. Живет в хорошей приспособленной для него квартире. Сестра ежедневно бывает у него. Лето проводит с семьей сына на даче. Не могу сказать, что он стал верующим человеком, но ведь это не самое главное.
Были и еще ситуации, когда люди обращались ко мне с просьбой привести их в храм. Я человек невоцерковленный. Много чего не понимаю в церковных обрядах. Да и не все принимаю в самом учении о христианстве. Но четко для себя уяснила. Раз мы родились в православной стране и корни наши здесь, значит помощь и поддержка нам в храмах и иконах святых наших огромная. Надо только понять и прочувствовать это.
«Всерьез и надолго» - так назвала я эту частичку своего пути. Это не конец, это только начало. Начало для более полного понимания своего настоящего, понимания своей сути и желания не стоять на месте, а двигаться, узнавать, чувствовать и изучать все стороны жизни и продолжение ее, которое пока еще скрыто от нас.


Назад к содержимому